Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

"I'll have to walk a few more miles
before you say my name again..."
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:45 

Мы много чего не замечаем у себя под носом. Проходим мимо и торопясь, не замечаем, как нам придерживают двери или звонят посреди дня просто так и не зачем-то. Просто так, спросить как дела, как ты себя чувствуешь. Нужно вовремя остановиться и обратить на это внимание.

Много чего случилось за год. Не случилось тоже много чего.

Я думаю о Тише каждый день, а прошло уже почти 4 года.

18:34 

Haley Bonar – Sun Don't Shine

Before I lay my head to rest
Gonna get on a train and head out west
Lose myself in the sand and the wine
'cause God don't go where the sun don't shine

Lose myself on the side of the road
where the buzzards bleed and the rain don't go
cause the world is made of many things
God don't slow on the angel wings

There's always someone waitin at the gates
gonna roll away to heaven on a pair of roller skates
no more waitin for my time to pass
life's too short to make things last

Says, ain't you tired of bein so sad?
The bottle in your veins won't hurt so bad
You can run away with me to a sunny sky
We'll both be older when we die

Before I lay my head to rest
Gonna get on a train and head out west
Lose myself in the sand and the wine
'cause God don't go where the sun don't shine


18:17 

Это была не белая полоса.

Я что-то писал про белую полосу. Но ее не было. Я все еще помогаю всем, кому могу. Поступил в музыкальный колледж. С музыкой приходит спокойствие, или успокоение, как точнее. Но мне все еще некому играть ее.

Я не могу найти никого, кто был бы лучше него. Может, это еще одна какая-то болезнь.

18:53 

Иногда я делаю правильные вещи. Полезные и правильные вещи, как сейчас. Помогая другим, помогаешь себе. Чуть меньше недели, а я уже познакомился с кучей реально хороших людей, сделал много хорошего.
Немного болит горло, но ничего страшного. Да и в целом чувствую себя неплохо. Хотелось бы верить, что белая полоса продлится подольше, чем обычно.

17:11 

Ну что за потрясающие идеи приходят в мою голову. Сейчас это даже не сарказм, чудесно. Лучшее, до чего я додумался за последний год. Вот оно мое место. Может, здесь не придется заботиться о многих вещах. Классно, я очень доволен.
Сейчас мы быстренько подберем новую схемку и все вернем в нормальное состояние. Надеюсь, это будет до того, как мне скажут ту самую хуйню. Все успеем мы. И потом мне можно будет вернуться в "жизнь", где работа, дом, работа, дом. Но как же оно заебало. Неплохая система "работа-дом", если бы не приходилось выживать, а просто жить.
Хорошее место вообще без намека на осуждение. Не то, чтобы я боялся этого, просто непривычно. Хорошее светлое место с людьми, способными еще что-то чувствовать.
Мне в последнее время везет на хороших людей. Последние полгода, если точнее. Может, это связано с моими провалами в памяти) А, может, правда наконец-то везет.
Если в прошлый раз многие знали, где я, то сейчас мне бы не хотелось афишировать эту инфу. Не та это инфа, чтобы каждый из моих знакомых знал. Запомни, никому не говори, потому что так надо. И так проще будет, а то эти посещения вызывают массу вопросов.
ЮМ такой классный, он мне как батя. В хорошем смысле. Как батя, которого у меня никогда не было.

23:32 

Уходя с работы, я сказал, что "вы самый лучший начальник в мире". Он правда такой, потрясающий мужик, какое большое ему спасибо. Уходя из дома, я сказал "да я тоже буду скучать". Уходя, ухожу, и куда?
Дорогой ЮМ, простите за столь поздний звонок, но кажется мне, что вы единственный, кто может помочь мне. Дело в том, что утром я вывихнул плечо и оно очень болит, а еще я сейчас отираюсь на улице. Вы заберете меня на своей машине и отвезете куда надо?
А почему так? Это не мое место, а мое уже давно не это. Дайте мне пилюль и уложите за приоткрытой дверью!
Да ладно, Макс, ты просто всегда делаешь хуйню со своей жизнью, прибедняешься и придуриваешься ради жалости. Можешь сутками ныть ни о чём. Могу. Даже неделями. А я просто хочу к тебе.

21:40 

Сегодня 9 декабря. А я думал, что 9-го меня уже не будет, но я есть. Мне казалось, что я много смогу.
Это совсем другая жизнь. Если раньше, когда меня тащили и заставляли общаться на разных групповых собраниях, анонимно и не совсем, я отнекивался и дурниной орал, что не нужно это мне, пошли вы все и т.д. Сейчас все иначе. Почему-то ясно пришло ко мне осознание, что общение среди людей, связанных одной бедой, это важно. Теперь я смотрю на них всех другими глазами. Мы вроде как одна семья. И вместе действительно легче. Только когда кто-то уходит, то... Не знаю. Тяжелее обычного.

19:41 

Вы все уходите в оффлайн. Но я даже не расстраиваюсь.
Не много чего есть сказать. Хочется, но нечего.
Скучаю. Снится.

20:51 

Сегодня свободны руки. Но что мне ими ловить? Пустота. Везде одна только пустота. Вокруг меня и внутри меня.
Ты только смотришь молча на меня из снов. Я даже не тянусь к тебе и не бегу, смотрю в ответ, а потом все заканчивается.
Когда привязан к кровати, все друзья сразу пропадают. Никому не интересно, жив ты, где ты. Просто молчание со всех сторон. Спасибо.
Могу только смотреть в окно.

20:16 

Это было слишком.

17:48 

Практически ничего не изменилось. Хотя, может быть все-таки и изменилось. Все стало немного яснее, словно спало какое-то проклятье или отпустил гипноз. Представь такое состояние измененного сознания, а потом все исправилось само собой. И непонятно, почему, кто виноват, в чем, собственно, дело.
Ужасные зверские будни медленно медленно медленно... Неправда, не такие уж зверские, как раньше. В принципе, никому нет никакого дела.
Все показатели в норме, даже ЮМ обнадеживает с прогнозами, якобы результаты анализов стабильные и пока беспокоиться не о чем. Это радует, что хотя бы в той области все безоблачно. Ну, что я не справлюсь с шизофренией? В приступах оптимизма, как сейчас, ответ один - конечно, справлюсь. Не беря в расчет перечень всего-всего, что я делаю и не помню.
Страшно разглядывать себя в зеркало, уродливые полосы по всем рукам, зачем надо было это делать и почему. Ладно руки, они страдают прежде всего, но можно было на них и остановиться. Непонятно и стремно смотреть на эту картину. Да и долго смотреть не приходится, все-таки я неходячий пациент. Пока что это слишком сложно для меня. Психиатр говорит, что о работе с детьми можно забыть и никогда не вспоминать. Об усыновлении тоже. По всем пунктам мне будет отказано. Даже с Д. в штатах, будучи в законном браке и со идеальным и условиями проживания и дохода - мне все равно скажут "нет". Это всего лишь слова, Д. считает иначе, уверяет меня, что нельзя просто смиряться и опускать руки, когда кто-то ломает твою заветную мечту. Давай будем откровенно - лучше просто смириться.
Но в общем-то я думал об этом варианте - перебраться к Д. - довольно серьезно. И довольно часто. Это удачный и приятный вариант, безопасный во всех смыслах. Попробую по пунктам расписать плюсы и минусы, все же это очень важное решение.
Материальных затрат с моей стороны не будет, потому что он оплатит перелет. Он также обещает мне хорошее место в их компании, хорошего врача, более спокойную, безопасную и комфортную атмосферу и отношение со стороны окружающих. С жильем также не будет проблем.
Но будет бумажная волокита, ведь если я туда поеду, то только на пмж. И я буду жить с человеком, к которому я безумно тепло отношусь, который любит меня, но я ведь его не люблю. Да, он охуенно красивый и охуенно сообразительный, остроумный и с хорошим вкусом в музыке. И у нас был охуенный секс и самые романтические отношения. Но люблю я другого персонажа, увы. Да так люблю, что даже нужных слов не могу вспомнить. Неужели я смогу согласиться и уехать.

17:58 

Как давно была последняя запись. И сколько всего случилось за этот период. Я снова наедине с собой, в самом уединенном месте на земле - в привычной больничной атмосфере, но на этот раз все очень жестко, без всяких поблажек и бонусов. Все гораздо хуже, все усугубилось. И это чудо, что мне удалось добраться до мобильного. Все вокруг вертится в странном круговороте. Я знаю, что у меня шизофрения, это подарок по наследству. Я знаю, что это очень страшно, но прежде всего для других, а не для меня. Иногда я не отдаю себе отчета в том, что делаю, часто даже не помню, что я делал, почему я там, где нахожусь, что было до. Иногда я разговариваю со своим психиатром, а потом понимаю, что его еще нет в комнате.
Я попал сюда случайно - балкон в крови. Я вижу на своих руках - кисти, предплечья, плечи - порезы, царапины. Не только на руках, но и на боках, позвоночнике, грудной клетке, все исцарапано хаотичным образом. Я ничего не помню. Иногда мне связывают руки штрабсом между собой, иногда к поручням койки. Я ничего не помню из того, что происходит перед этим, а во снах вижу только одно - как мы все-таки уплыли в океан.

8 декабря 2013 не стало моей любви.

21:02 

Ем печеньку. допиваю мохито. Два дня мы провели с тобой вместе, безумно счастливые дни. Твоя улыбка согревала меня, воспоминания о ней до сих пор греют душу, ты прекрасен. Ты родной, кусочек меня. Я без тебя чувствую только пустоту. Ты нужен мне очень сильно, каждую минуту.
Моя любовь, первая после Юли. Моя настоящая любовь, неподдельное чувство, необычное, такое сильное, что глаза застилает.
Ох уж эти два дня! Мы не отпускали друг друга. Хочу вечно целовать тебя. Ты мое счастье.

21:36 

Единственное ясно понятное чувство, которое есть во мне - это чувство потери, сожаления. Я скучаю по нему одному такому отвратительному человеку. Лживый, подлый. Любимый мой. Я начинаю плакать, вспоминая о тебе. Я хочу обращаться к тебе и мысленно постоянно это делаю. Круглыми днями живу с болью в спине, когда ни лечь, ни сесть... И когда от боли начинает темнеть в глазах - всегда думаю о тебе, как ты рядом и держишь меня за руку, прижимаешься щекой ко мне, так мило. Хотелось бы сказать, что становится легче, но не становится.

19:04 

Кажется, всё скоро кончится. Юрий Михалыч каждую минуту проводит со мной, я как будто выключил его из его собственной жизни. Но мне это не нужно. Точнее, я этого не стою. Чем я лучше других рядовых пациентов? Ничем. Я уже готов просто ждать, ничего не делать. А то все попытки и действия привели вот к чему - всё плохо. Всё оочень плохо.
Ни один драг не поместился на центральное место, не создавая при этом кучу побочки. Это совсем плохо. Видимо, один из тестируемых мной дал чересчур много, потому что

я не могу дописать эту запись сейчас.

19:16 

Третья Западная.

Итак. Однако.

Я не в дурке. В этот данный момент я не в дурке и я могу сидеть на жопе и могу даже печатать руками. Я вижу кнопки и у меня в голове складываются слова в предложения. Это что-то невероятное, я уже думал сливайте воду - сушите весла. Особенно после того, как заболел. На улице неимоверно холодно, дожди периодически. Теплых шмоток у меня с собою нет, увы, я же слишком резко и без предупреждения был перевезен на Луговую. А на улице приходится быть очень много, потому что только там меня не ловят. Вот и к концу недели потекли сопли, слюни... А что это значит для такого как я? Почти что смерть. В общем, заболело всё на свете вплоть до почек. Это ад был, даже встать с кровати невозможно было. Так как АРТ прервана - всё ещё хуже, чем можно себе представить. Мой инфекционист должен был приехать на следующей неделе специально ко мне, чтобы отдать мне трехмесячную пайку терапии и разобраться с этими пидорасами, которые её зажали. Ведь перерывы опасны и недопустимы... Но мне с каждым днем становилось все хуже, а никто не чесался даже. И тут утром звонок, мой доктор решил поинтересоваться, как я. омг я так давно не радовался. Я все рассказал ему, он приехал уже к вечеру. Увидел меня и охуел, не стесняясь в выражениях. Пошел разбираться, почему меня не переводят в инфекционку, почему они вообще не следили и тем более почему зажлобили пайку. Никто не сказал вразумительного. Юрий Михалыч вернулся в ахуе и сказал, что самолично увезет меня в инфекционное отделение, но уже не этого дурдома. Я обрадовался, но из-за высокой температуры около 41 и неспособности передвигаться, не очень выразительно изобразил счастье :) Михалыч бегал и искал кресло, чтобы выкатить меня оттуда, но не нашел и не придумал ничего лучше, чем взять меня на руки и вынести, как из горящего дома, при этом всё повторяя, какой я легкий. Конечно, 47 кг.
Привез он меня в краевой спид-центр, как унизительно это бы ни звучало. Там меня засунули первым делом в полностью застекленную комнату, взяли тонну крови, попросили сдать мочу, проверили глазное давление, кардиограмму, потом уложили в кроватку - утыкали какими-то проводами-датчиками, капельницами, вкололи три укола и через полчаса прислали психолога. Я смутно помню, о чем мы с ним разговаривали, потому что меня клонило в сон, и было очень тепло и ничего не болело. На следующий день снова брали кровь, сделали флюорографию, потом осмотр хирурга. Сказал, что какая-то вроде как жидкость скопилась на месте моей травмы и это не очень хорошо само по себе, а учитывая мой статус, так и вообще пиздец. Вечером снова пришел психолог. Весь день меня катали на том самом инвалидном кресле, как в кино. Ночью я попробовал сам походить по палате. Шатает из стороны в сторону как заядлого марцефальщика... Не буду рисковать, да и пусть катают, это прикольно :) И кормят хорошо, не напрягают своим "ЕШЬ ЕШЬ". Не знаю, что будет, когда диспансеризация закончится. Тут так тепло... Михалыч говорит, не допустит, чтобы я вернулся на Луговую. Я рассказал ему и психологу про гоблинов и что они делают. Так что вряд ли я снова окажусь там :) Было стыдно говорить такое, я даже прослезился, но зато теперь стало легче.

14:16 

The Light behind Your Eyes

В апреле я бросил вести этот дневник, потому что точно думал, что он мне не понадобится. Может быть, я был и прав, но сейчас мне нужно куда-то выговориться, а так как больше стало некуда (в один момент), то единственное, что пришло на ум, это это место.
Два дня назад я снова был в неприглядном состоянии, и красноярские врачи погрозились, а точнее, уверили меня в абсолютной неопровержимости их решения - отправить меня обратно в Барнаул, знаешь куда? Да-да. У меня в глазах потемнело от страха.
Только надо было найти работу, друзей, прижиться, как получай на.
Хорошо, я вернусь обратно. Что со мной сделают там, одному богу известно. Я смею предполагать, что ничего хорошего. Может быть пару раз приложат. И по накатаной дальше. Вчера мне было слишком страшно думать об этом, а сегодня совсем нет.

Когда мне сказали, что надо ехать в Барнаул и ложиться туда, потому что там моя история болезни, там моя карта и документы, там прописка и т.д., мне ничего не оставалось, как сожрать все, которые нашлись, таблетки, чтобы закончить со всем этим. Так страшно мне было. Но пара часов блевания и четыре часа капельницы сделали свое дело. Когда я открыл глаза и увидел Машу, то она показалась мне невероятно красивой (хотя она на самом деле красивая) и я подумал, что все-таки умер. Она сказала, что нет, слава богу, ты жив. От этих слов и от вида больничных стен вокруг, ощущения от больничного одеяла... внутри все сжалось до вакуума. Знаешь, когда не можешь сделать вдох. А потом просто слезы крокодиловые. Как же все это жалко выглядит.

20:22 

Закончилась неделя ночных смен. И закончился какой-то неведомый этап. Подведем итоги:
1. я сдал зимнюю сессию, меня не выгнали, осталась пара зачетов, которые сдам летом.
2. накопил денег сумму немаленькую, радует
3. сломал телефон, без него не кайф, но и покупать новый не хочу
4. влюбился - разлюбился
5. точно решил вернуть своего лапоньку

Я скучаю по нему.

21:28 

1. твои поцелуи
2. твои привычки
3. твой взгляд
4. твой голос
5. твой я

21:23 

Как-то в марте я стал свидетелем одного очень слезливого момента. Мне как раз поставили укол, ноги передвигались тяжело, но сидеть было совсем невозможно и я медленно пошел к выходу, по стеночке. А процедурных в этой больнице четыре: в одну всегда очередь, там идет забор крови, в другой тоже часто толпа, остальные две редкопосещаемы, для избранных. Я вышел как раз из такой и заглянул в соседнюю. Комната маленькая, длинное узкое окно под потолком. Под ним прислоненный к стене стул, рядом белый медицинский шкаф и столик. На стуле сидел парень, низко наклонив голову вперед. Перед ним на крутящемся кресле медсестра преклонного возраста. Я видел, как она попросила протянуть руки, потом сказала что-то второй медсестре, помоложе. Потом она крикнула: "подними голову", но он не поднял. Она крикнула еще раз, потом еще раз. Повернулась к коллеге и проговорила почти по слогам: "ка ка я же су ка". Тут я отчаянно напряг слух и уже не двигался с места. У них в руках не было шприцов, они не готовили ничего, как-то странно это все было. Я задумался и перестал следить за ними, как вдруг она снова крикнула и с размаху дала пощечину этому парню. Но он никак не отреагировал. Казалось, что он спит или в отключке. Молодая подошла поближе к нему, наклонилась и аккуратно убрала волосы со лба. Тут он поднял глаза. Если бы я стоял ближе, то сердце точно бы не выдержало. Мне так захотелось отдать ему все самое хорошее, что у меня есть. Он посмотрел на меня, а я стоял открыв рот как дебил. Эти две обернулись и спросили, не заблудился ли я. Конечно, заблудился. Еле доплелся до машины, где еще минут 20 не мог собраться и поехать. В глазах слезы стояли.

ohnobodywins

главная