Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:30 

Подозрительно нет клиентов. Уже полтора часа никого... Я работаю в ночь всю эту неделю, потому что днем хожу в больницу, чтобы не сдохнуть. Но это еще как посмотреть. После таких процедур бывает чувство, что сдохну я быстрее, чем просто валяясь в канаве в компании каннибалов. Иногда нет сил терпеть и я повизгиваю, врачихи злятся, потом смеются. Я не могу кричать, это было бы слишком. А повизгивать самое то, что нужно.
Медсестрички сердобольные. Жаль им меня. Мне меня тоже жаль. И я просто хочу вышибить себе мозги на стену.

Вчера утром довелось проводить пьяную деваху после клуба домой. Совсем она не могла идти на своих каблуках идиотских по весенним потокам и ледяным коркам. Поддержал под ручку, приобнял, она теплая и беззащитная, ничего не боится, все может, все хочет и на все согласна. Красивая даже, волосы красивые и глаза большие голубые. Почему же ее такую хорошенькую никто не встретил после клубика? Она пытается еще говорить что-то о себе и о каком-то парне. Мне неинтересно ее слушать, я просто провожаю, прикасаясь. Чужое тепло на своей коже и чужой запах, чужой взгляд, пусть и совсем мутный и невидящий - я стараюсь запомнить всякое. Мы подходим к ее подъезду, она поднимает глаза и спрашивает мое имя. Я отвечаю и все стенки ломаются. Теперь она знает кусочек меня. Хороший кусочек? Не очень? Что в нем есть? Она смеется, говорит, что ей нравится. Что нравится? Имя? Я? В недоумении на нее смотрю и почти не вижу лица. Бесконечные тени со всех сторон. Хочу спать, она тоже. Наверное, у нее еще болит голова. У меня огнем горит позвоночник. Но она пытается фокусироваться, а я стою ровно. Нелепое "спасибо" говорит, бесцеремонно падает обнимать. Я согласен, держу ее в руках. Какая же маленькая девочка. В голове проносятся стыдные картинки того, что она могла бы вытворять по-пьяни, как задиралась ее юбка, как тот парень, про которого я не слушал, лез рукой в ее трусики, если они еще остались к концу гулянки. Или, может быть, как дал пощечину и таскал за волосы. Или он остался дома, не ведая, куда она пошла. Был дома и переживал, почесывая локти. Может она бросила его, а он разбился на мопеде? Я не знаю, я не слушал. Она целует меня в щеку, она не курит. Я не в состоянии повернуть голову в ее сторону, улыбаюсь, как думаю - мило. Провожаю взглядом. Она ушла. Хлопнула дверь будто выстрел. Он убил меня. Снова пойду один.

И так и хожу один. И пойду сегодня.
Очень хочу не просыпаться, не видеть ничего, ни с кем не разговаривать, не дышать, не болеть, не жить.

20:48 

Ну вот наконец есть силы написать. Много времени прошло, уже апрель. Март пролетел, точнее, прополз. Больно каждый день, - если вкратце описать всё состояние.
Два дня назад врачи сказали, что уколы больше не действуют. Теперь мне в спину чуть выше копчика втыкают катетер, через который в меня течет какая-то гадость. Результаты биопсии мне не говорят. Но я знаю, что они показали опухоль. Возможно, злокачественную. Но я все-таки верю, что нет.
Сидеть долго противопоказано, только лежать и ходить. А у меня сидячая работа, но не работать я не могу... Деньги нужны, ведь никто мне просто так ничего не даст. Квартиру мать отбирать повременила. Вот уж спасибо..

Жаль, что с Тишей так вышло... Я любил его. Люблю. Да-да, до сих пор люблю его, ничего не могу поделать. Дааа, он врал, жестоко и по-крупному. Как последняя мразь себя вел, избил меня, трахнул как хотел. Ему было плевать, что я в одной футболке в -40 на улице, что уже почти слезы текли, ему все равно было. Такая злость в глазах. Даже ненависть. И так было больно, но тем не менее, я люблю его всем сердцем. Всё в нём люблю. И эти выплески ненормальности тоже. Хочу быть с ним. Хочу обнимать его, целовать его. Быть с ним каждую минуту до последней. Когда мне пора будет уходить, хочу, чтобы именно он держал меня за руку. Мне надоело лицемерить другим. Здесь я могу быть откровенным с собой. И всё, что я хочу - это быть с ним.

Не могу забыть, что позволил себе слабость рядом с ним. Это было... Это было, когда мне сказали, что придется ходить в больницу и лечить спину дальше, а то всё будет плохо. Я слушал это как приговор, старался улыбаться и шутить по этому поводу, иронизировать на свой счет. Но на это мне прилетали ещё больше страшные вещи: паралич, атрофии всякие разные, вплоть до того, что я могу дебилом стать. Так все нереальненько звучит, а в то же время - верится. Особенно в паралич. Я ещё не успел забыть, какого это - не чувствовать ног, не в состоянии сдвинуться... Это так страшно пиздец.
После разговора я вернулся к Тише и раскис. До сих пор стыдно за это.

21:10 

Молчать - это здорово! Кто бы что ни говорил, но мне нравится!

21:39 

Немного не в себе

21:47 

Очень плохо сплю, и очень сложно заставить себя хотя бы открыть глаза и сесть. Ни с кем не разговариваю, никого не пускаю, кроме Леши, так уж вышло. Он может быть рядом ночью, когда я не могу уснуть, и болтать о всяких разных вещах. Днем он думает, что мне нужно выходить на улицу, но мне не хочется, несмотря на то, что потеплело. Я больше не курю, потому что задыхаюсь после первой затяжки. И мне нечего делать на улице, да и ни к чему всем подряд разглядывать меня, это противно. Но тем не менее, Леша выходит, и я иду следом.
Так мы гуляем, гуляем, гуляем... Он пытается меня отвлекать, рассказывает много всего о себе. Наверно, я знаю всю его жизнь. Мы очень много разговариваем. Мне тяжело гоорить из-за ангины, поэтому я молчу.
Ангина может обернуться мне смертью.
После того, как Тиша уехал, я вышел на улицу, и слишком долго гулял в одной футболке. И так заработал ангину, но я уже снова в привычной палате, и все пройдет. Да да, обязательно.

Тяжело признаваться самому себе.
Бывает, что просыпаешься от кошмара и смотришт в одну точку, боясь сместить взгляд. В висках стучит, из глаз слезы текут, но никуда не смотреть... В такие минуты шока хочется одного, чтобы рядом кто-то сидел, и мог спасти, если что. Леша рядом, я не знаю...
Но у всех в глазах жалость. И мне жалко.
И мне больно до смерти. Я очень устал, господи. Пожалуйста, забери уже меня отсюда

20:42 

Когда постоянно говорят - "убей себя", трудно удержаться и не попробовать. И заранее знать, что ничего не получится.
Слишком больно, чтобы терпеть, слишком - чтобы говорить об этом. Не знаю, что было не так.

09:53 

Как долго не было ничего подобного - разглядывание соседних домов, окон, людей, которых сносит ветром. Ветер такой приятный, когда ты всего лишь открываешь окно.
Не знаю, чем занять мысли, чтобы не было никакого вреда. Говорят, все лучше, чем было и терапия не требуется, значит, я скоро смогу поехать домой. Но что мне там делать? Если мне некого больше ждать там, и не для кого растягивать свое существование. Вдруг он придет еще раз? Что я смогу сказать? Мне очень страшно. И унизительно до такой степени, что мы больше не встретимся. Я не знаю, что с ним. Пришел ли он в себя, осознал ли, что сделал...
Я хочу думать, что он не будет предпринимать попыток суицида из-за этого. Когда он первый раз хотел повеситься прям перед тем, как попал в психушку, то веревка оборвалась. И это произвело на него большое впечатление. У него остались шрамы на шее. Мне кажется, я люблю эти шрамы. Они как будто защищают его от повторной попытки и тем самым делают меня спокойнее за него. Но ведь ни в чем нельзя быть уверенным... А еще я боюсь ехать к нему и узнавать в чем дело. Просто боюсь. Потому что больше насилия я не вытерплю. В этот раз мне было не просто больно, было отвратительно. Неужели я заслужил это чем-то?! Мне страшно, я признаюсь и буду как ребенок прятаться от всего, что может принести мне боль. От друзей в том числе, от людей вообще. Это просто. Это достаточно не иметь телефона и интернета. Но мне нужно как-то общаться с собой, поэтому я буду писать это здесь.
Я могу подолгу разглядывать эти дома напротив. Представляя разные истории жильцов, разных людей, которые не причиняют друг другу боли.

11:53 

Ничуть ни трагичнее, чем обычно. Только немного больше слезятся глаза. Я смотрю на небо, оно странное, облака низкие и темно синие, но сегодня так тепло, всего 2 градуса. Странно, ведь еще только январь.
Мне ни к чему иметь друга или любимого человека. Мне положен только ветер и плохая погода.
Тиша сделал мне больно вчера, лучше бы он не приезжал. Я не знаю, что нашло на него, это было страшно, я не знаю, почему так. Может быть, я сам по себе вызываю у людей приступы агрессии. Он никогда не был таким, по характеру он совсем другой. Мы даже не спорили ни о чем. Ни с того ни с сего.
Мне больше не с кем делиться этим... Все мои сообщения проходят мимо. Даже анонимно люди хотят меня унизить по любой причине, докопаться до любого слова. Здесь, в больнице, есть много времени, чтобы подумать обо всем. Обо всем плохом. Не заслуживаю я понимания и утешения. Я знаю это, вижу в других людях. Но это тяжело, я не могу просто спустить это по течению... И мне больно.
Я не хочу обременять хороших людей своими проблемами, а точнее, нытьем. Поэтому сегодня я и закрыл эту писанину от чужих глаз. Да и вконтакте мне нет смысла общаться, я не хочу отвечать никому. Хочу просто слушать музыку и смотреть на фотографии Лили Рэйб. Меня тошнит от людей, и я сокращу с ними контакты. Возможно, после моей смерти будет интересно. А сейчас - нет.

02:57 

Тиша обещал. Тиша сделал все, что мог, чтобы вытащить меня) очень мило, очень мило. Интересно, долго ли ИВ сможет слушать то, что я ей несу. Психиатры очень странно терпеливые. Вот к чему у меня точно есть иммунитет.
Кстати, голова почти перестала кружиться, а на улице потеплело. Пару дней назад у нас было полгода. Почему-то я сказал об этом только Дарьяше. Почему-то я не хочу делиться.

16:22 

“If I had a flower for every time I thought of you...I could walk through my garden forever.”
― Alfred Tennyson



23:42 

Просто поток сознания. Forehead.

Никто не боится меня обидеть. Это... непонятно. Где все мои зажигалки, где мои книжки, где лестничные клетки. Где тот, кого я люблю. Почему я пишу "когда" вместо "кого". Психология и психиатрия. Мы сделали что-то не так, а пришлось с этим жить. Мне так жаль, солнышко, мне так жаль. Вечером или ночью, когда кто-то уже уйдет, а кто-то еще останется там. А в глазах разноцветные треугольники, когда поворачиваешь голову влево. Я пытаюсь быть предельно откровенным с собой. Потому что раньше этого не получалось, а сейчас... Я хочу рассказать кому-то. Но кто-то давно ушел.
Мы смотрим на каплю крови. Мы знаем, что в ней что-то не так.
Отношения... Давайте забудем это слово. Я хочу использовать слово - любовь. Такое простое. Я хочу смотреть в окно, умирая. Я хочу тебя. Медленно. Как будто бы в целую вечность. Собрать целое ведро слез, которые льются от поцелуев в лоб. Я так люблю поцелуи в лоб. Я люблю блять твой лоб. А еще я люблю твои глаза, потому что они зеленые, да? Да и улыбку твою я тоже люблю, если ты смеешься, то это красиво. Если ты не знаешь, я и шрамы твои люблю на шее. А еще коленки твои люблю и за футболку дергать. Ты спишь, а я смотрю жадно как ты спишь. Хочу влезть в твой сон и сломать его своим присутствием. Хочу сделать больно и сразу вылечить. Хочу плакать вместе с тобой. Хочу к твоим родителям. Хочу в твою комнату. Хочу твои детские фото. Хочу быть жестоким и каждый день умирать за тебя. Каждый день! Истекать кровью, ломаться, умирать. За тебя - каждый день на протяжении всегда - я хочу так. Только ты живи. Можно я заберу всю боль себе, можно я буду умирать каждый день, а ты не будешь никогда??
Я люблю тебя.
Прости, что я злой. Эмоционально не очень.

17:21 

"..однажды я стану минутой. я стану минутой твоей каждой".

Раньше он не нуждался в заботе настолько сильно. Мы проводили вместе считанные часы, которых хватало, чтобы спокойно спать. Только мне хотелось быть еще больше в безопасности. Чтобы безопасность стала непроницаемой. Совсем. А теперь он изменился. И безопасность нужна ему. Что-то случилось, что все стало до крайности важно. Важна каждая минута. Он хочет всегда прикасаться ко мне, проверяя здесь ли я, и держать, чтобы я не уходил. Он хочет, чтобы я обнимал его долго, всегда, не выпуская из рук. Мне тоскливо, когда он так отчаянно вжимается в меня.Очень тоскливо.
Вчера он принес мне колечко, и обещал, что все будет волшебно. Жаль, что так только в сказках бывает. Что мы уедем на край земли. Будем читать друг другу на ночь. По очереди. Ночь через ночь. Или просыпаться среди ночи. Идти пить чай. Горячий и обжигающий. А за окнами будет море, и будет дождь. И будем мы. Но нас не будет. Как не будет моря, чая и края света.
Мне снился жуткий сон, что В. сказала, что его нет. Мне было страшно до дрожи во всем теле, а не только в руках. И обидно до слез.
А иногда мне кажется, что мечтать - это лучшее, чем можно заняться. Мечтать вдвоем с любимым, с подругой. С кем-то близким. Делиться мечтами.
Большое спокойствие...

21:16 

Который день ужасная тахикардия.

23:29 

Сегодня Старый Новый год. Я помню, как мы его раньше отмечали с Лерой. Было весело. А сейчас я просто сижу в интернете. И мне очень легко. И меня уносит ветром..)))

00:24 

Мои благодарности.

Хочу вспомнить и отблагодарить мысленно всех-всех-всех, кто чем-то мне помогал и что-то делал для меня. Или не делал. Короче, хочу сказать слова любви своим близким и не очень. Может быть, если я напишу это здесь, то позже смогу достойно сформулировать в лицо. Или по телефону. Или на том свете. Вообщем...
Первое "спасибо", конечно, моей Юленьке за то, что научила любить и видеть волшебство в днях.
Спасибо сестренке за то, что была моим сумасшедшим другом. И брату.. за то, что был лучшим братом на свете. Без них мое детство было бы совсем недобрым. Мне так безумно жаль, что я не был на их свадьбах, не стал дядей ни разу.
Спасибо Рите за беспощадную критику, за пинки, которые двигали меня вперед. И этому человеку я обязан жизнью. В прямом смысле.. Это неоценимо. И я никогда не смогу по-настоящему отблагодарить ее за все. И Саломе, она всегда готова быть рядом, это тоже бесценно.
Конечно, самое доброе спасибо Диме - самому доброму человеку в моей жизни. Он показал мне мир без злости и агрессии, научил не бояться себя и своих желаний, отдавать больше, чем получать и быть счастливым, позволять своим мечтам сбываться. Я думаю, что очень изменился после знакомства с ним.
Хоть я и не долго общался с его подругой Кори, но был поражен их дружбой. Это отношения, которые я хотел бы. Она может пойти на все, что угодно ради него. В огонь и в воду. Столько лет и несмотря на разные интересы... Они вместе. И это вызывает восхищение.
Спасибо Роме, что не оставил меня одного в тяжелый момент. И я обязательно попрошу прощения. Это очень светлый и искренний человек, он не заслужил того, как я с ним обошелся. Мне правда очень хочется извиниться. И я это сделаю.
Спасибо Олли за кучу эмоций. Такого никогда не было у меня раньше.
Саше М. за настоящую романтику весной, это было неописуемо. Мне кажется, именно тогда я научился читать небо. Только с этим человеком. Удивительно же.
Еще одному Саше, с работы, за понимание. Из-за него я начал верить, что иногда можно доверять. А главное, говорить прямо.
Ну и еще Сашеньке, моей мозговправке, без которой мой мысли никогда бы не собрались в кучу. Спасибо за огромную, бесконечную веру в меня.
Юле и Васе тоже спасибо, что были добры ко мне и не оставили на улице. А Юле еще и за незабываемую поездку в Питер и огромное количество волшебных моментов.
Я даже не знаю, как выразить благодарность Жене так, чтобы можно было ощутить масштаб. Женя, мой самый близкий друг за всю жизнь, и у меня никогда не было друга лучше и дороже.
Спасибо Дарьяше за то, что всегда рядом, каждый день. И особенно за то, что могу рассказать ей любой секрет. Или помечтать. Или просто побыть рядом. Из-за нее я перестал чувствовать расстояния.
Последнее "спасибо" по размеру - кусочек вечности. Моему Тише, моей последней любви. За наш мир. За то, что я снова люблю по-настоящему. Боже мой, да за каждое прикосновение и каждую минуту рядом! Это ничем не заменить, не объяснить, не понять. Это когда ты долго-долго ищешь потерянную вещь, забываешь о ней, как вдруг она находится, и ты понимаешь, как ее тебе не хватало и насколько она прекрасна. Он моя любовь, потерянное в 11 классе чувство и вновь вернувшееся сейчас. Нет ничего важнее. Я надеюсь, это чувство и эти бабочки останутся со мной.

19:42 

Очень болезненные уколы снова пошли, зачем и за что. А еще многим приходится лицемерить, чтобы не делать больно. Но это такие редкие случаи, поэтому я переживу.
Я снова у привычного окна, весь день наблюдаю за небом. Здесь лучше, чем дома. Дома совсем уныло. А тут вот новеньких привезли. Один вообще плох, а второй ничего, даже поговорить есть о чем. Он агрессивный, но скоро поутихнет.
Здесь все становятся тише. Это хорошо. Это правильно и закономерно. Мне нравится.
Холодно только.

23:33 

Не знаю, что произошло конкретно, но чувствую себя не очень. Как будто в желудке гвозди. Но меня не сильно это волнует. Сегодня я дома, потому что мы с Тишей ездили к моей маме. Это очень неожиданно, потому что так не должно было быть.
Вчера вечером температура опять поднялась до 40, и у меня началась бессмысленная истерика. Потому что я хочу сдавать экзамены, работать, жить вместе, стирать вещи, готовить еду. Я не хочу валяться в полубессознательном состоянии на вонючих простынях где-то, где ко мне никто не придет. Зато меня теперь легко успокаивать: раньше им приходилось реально бороться и получать, а сейчас достаточно приложить минимум усилий и всё. Потому что я ничего не могу. В итоге я уснул под капельницей, а утром температуры уже не было. Зашла медсестра и сказала, что ко мне пришли. Сначала это показалось сном или бредом, потому что такого не может быть. О том, что я именно в том месте знал один человек. И я в принципе ждал, что этот человек придет, но это был Тиша. И он сказал, что не имеет значения, каким образом он здесь. Но он был там. По-настоящему. Но поверил я в это только тогда, когда он сел на мою кровать, а я взял его за руку. Мне не верится, что это и правда было.
Пришлось уговаривать медсестру, которая за мной следит, чтобы она просто закрыла дверь и до утра не заходила. Мы проговорили всю ночь. Его только два дня назад выпустили из "кафельного кабинета" и за то, что он просидел там так долго и примерно себя вел - не стали передавать дело в суд. Они не стали это делать. Они не стали это делать!!! На минутку мне даже показалось, что все еще будет хорошо. И что мы выберемся. Но после этой новости он решил обрадовать меня еще одной - его срок кончается в этом году. Может быть осенью он уже будет дома. Где-нибудь дома. Каких-то полгода, может быть, больше немного... И это правда хорошая новость, но... Я боюсь, что не дождусь так долго. Мне хотелось уже сегодня убежать с ним подальше и очень быстро жить. Месяц. Или два. Сколько успеть, столько и жить.
Утром, после всех процедур и остального дерьма, я просто собрал вещи, и мы поехали к моей маме. Это было не мое решение, конечно.
Дорога была тяжелая, меня постоянно тошнило от запахов вокруг, голова кружилась, слезились глаза и вся одежда, казалось, весит тонны три. Когда мы уже подъезжали к Н-ску, все было как в тумане. На вокзале все толкались с разных сторон и это было так больно, что хотелось плакать. Тиша держал меня под руку и кто бы знал, как мне было наплевать на полные ненависти взгляды.
В городе слишком много запахов и движений, все расплывалось и кувыркалось, никогда таких вертолетов не ловил даже после наркотиков. Но мы все-таки добрались до мамы, которая как всегда была "очень гостеприимна", что даже не пустила в квартиру. Она живет там одна, и, наверное, побоялась. Но сказала, что ей просто "противно". Сначала я хотел объяснить, что умираю, и что пора мириться, что я ее люблю, но слова не хотели произноситься. Тиша что-то говорил. Я не слышал вообще ничего, пытался хотя бы не отключиться и считал ступеньки на лестнице. Потом кто-то из них произнес мое имя и, вероятно, меня все же вырубило. Потому что дальше я помню только опять вокзал с его тупыми звуками. Это все мелочи.
Главное, что я был с ним, слушал его голос. И очень плохо, очень-очень, я, может, и не прощу себе, что видел его красные опухшие глаза, не прощу себе то, что заставлял его расстраиваться из-за себя.
Я дома, завтра утром за мной приедет "скорая". Не знаю, что дал этот разговор с мамой. Мне плевать на нее. И день был так прекрасен.

21:44 

Я счастлив быть здесь и сейчас, в эту самую минуту сидеть здесь на кровати, поставив ноутбук на подоконник. Из щелей в раме оконной дует. Дверь закрыта неплотно, она не закрывается до конца. От этого сквозняка болит голова, от света ламп - глаза. Поэтому я их выключил. Лампы.
Иногда мне бывает очень плохо и я не могу встать с кровати или вообще проснуться. От 19-часового сна болит всё. Мне неважно, что говорят, когда пытаются что-то рассказать, я отключаюсь и слушаю все остальные звуки. А иногда на меня нападает паника и я боюсь закрывать глаза, ищу кого-нибудь, чтобы побыть рядом, вылезти в интернет, чтобы рассказать кому-нибудь какой-нибудь секрет. Бывает настолько страшно, что я начинаю плакать.
За мной некому придти, и это хорошо.
Вчера я вспомнил страшный секрет.

00:41 

Да Бог здоровья всем, кого я люблю.

23:37 

Стоило ли оно того?

ohnobodywins

главная